RSS канал Теоблогии

Римлянам 7-я глава часто приводится для доказательства того, что даже после возрождения человек остается крайне испорченным и неспособным победить грех. Обычно утверждается, что в этом тексте показаны признаки, которые могут относиться только к возрожденному человеку: он ненавидит грех (ст. 15), не хочет грешить (ст. 19–20), одобряет Божий закон (ст. 16–17), находит удовольствие в законе (ст. 22), служит закону (ст. 25б), желает добра (ст. 18). И при этом этот возрожденный, как кажется, человек остается весьма порочным: в нем нет ничего доброго (ст. 18), он подчинен закону греха (ст. 21, 23) и служит закону греха (ст. 25б). Совместим ли этот текст с учением о возрождении, трансформирующем человеческую природу и наделяющем ее способностью побеждать грех и творить добро?

Учит ли Римлянам 7-я глава полной испорченности верующего?

Прежде всего необходимо отметить, что аргумент о том, что описываемые в этой главе характеристики не могут относиться к невозрожденному человеку, не учитывает всех вариантов истолкования. Да, они не могут относиться к неверующим язычникам, и это достаточно очевидно. Однако они вполне могут описывать внутренние ощущения невозрожденного, но с детства воспитанного в ветхозаветной религиозной традиции иудея[1]. Многие религиозные иудеи ненавидели грех, одобряли в сердце своем закон Божий, находили в нем утешение и даже хвалились им (ср. Рим. 2:23), и при этом обнаруживали, что ничего не могут поделать со своей греховностью.

Далее, мы можем обратить внимание на достаточно объективные аргументы из ближайшего и более широкого контекста Послания к римлянам, которые указывают на то, что в 7-й главе Павел пишет о состоянии человека без Христа – состоянии, которое изменилось в момент рождения свыше и для самого Павла осталось в прошлом.

Во-первых, в самом начале обсуждаемого отрывка апостол обозначает, что будет писать о нашем прежнем состоянии, которое уже изменилось. В 5-м стихе он говорит: «Ибо, когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти…» (7:5). «Когда мы жили… тогда… действовали…» – эти утверждения стоят в прошедшем времени. Это прошлое состояние Павел называет временем жизни «по плоти» (буквально – «во плоти», греч. ἐν τῇ σαρκί, эн тэ сарки́). Однако о нынешнем состоянии христиан он говорит в 8-й главе: «Но вы не по плоти живете, а по Духу, если только Дух Божий живет в вас» (8:9). Буквально в греческом оригинале – «не во плоти [ἐν σαρκὶ, эн сарки́], а в Духе [ἐν πνεύματι, эн пне́умати]». То состояние, когда страсти греховные посредством закона действовали в нашем естестве, – это время жизни «во плоти», то есть в царстве плоти, в сфере плоти, под властью плоти. Это время закончилось в момент нашего обращения ко Христу, потому что мы живем уже не «во плоти», а «в Духе», если только мы действительно стали верующими и получили Духа Святого.

Во-вторых, сразу после обсуждаемого отрывка Павел показывает, что обозначенная в 7-й главе проблема для верующего человека уже разрешилась. В 7-й главе Павел пишет как человек, который находится во власти смерти: «а я умер… послужила мне к смерти» (ст. 10), «умертвил ею» (ст. 11), «сделалось мне смертоносным… причиняет мне смерть» (ст. 13). И он пишет как человек, который побежден грехом: «я… продан греху» (ст. 14), «что ненавижу, то делаю» (ст. 15), «делаю то, чего не хочу» (ст. 16), «злое, которого не хочу, делаю» (ст. 19), «когда хочу делать доброе, прилежит мне злое» (ст. 21). Состояние бессильного рабства дважды выражено в 7-й главе фразой «закон греха»:

  • «…но вижу иной закон в членах моих, который воюет с законом ума моего и делает меня пленником закона греха [ὁ νόμος τῆς ἁμαρτίας, хо но́мос тэс хамарти́ас], который в членах моих» (7:23; пер. Кассиана).
  • «Итак тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха [νόμος ἁμαρτίας, но́мос хамарти́ас]» (7:25).

Однако на этом мысль апостола не заканчивается. Сразу же вслед за этими словами Павел в начале следующей главы делает потрясающее утверждение, которое демонстрирует коренной поворот от предыдущего состояния:

  • «…закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха [ὁ νόμος τῆς ἁμαρτίας, хо но́мос тэс хамарти́ас] и смерти» (8:2).

Обратите внимание на прямую связь с предыдущими стихами. В 7-й главе Павел писал как человек, который является пленником «закона греха», а в начале 8-й главы он говорит, что Христос освободил его от «закона греха» – то же самое выражение в оригинале! В 7:9–13 Павел рассказывает о том, как закон греха посредством закона Божьего производил в нем смерть, а в 8:2 он утверждает, что Христос освободил его от «закона смерти»! Для любого непредвзятого читателя должно быть очевидно, что внимательное контекстное прочтение Послания к римлянам не оставляет никаких сомнений в том, что состояние 7-й главы осталось для Павла в прошлом.

В-третьих, в конце 7-й главы мы находим еще один намек на то, что проблема, о которой Павел говорил в этом отрывке, уже решена Христом. Сразу же вслед за словами: «Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?» (7:24), – апостол восклицает: «Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим!» (7:25). Многие делают ошибку, останавливаясь на 24-м стихе, как будто бы он выражал законченную мысль. Однако мысль апостола не завершается 24-м стихом – она продолжается в 25-м стихе: «Благодарю Бога моего за Иисуса Христа!» Кто избавит меня от этого тела смерти? – Христос! Благодарение Богу, что через Христа я получил избавление!

В-четвертых, состояние, описываемое в 7-й главе, противоречит тому, что говорится о христианине в более широком контексте Послания к римлянам. Описываемый в 7-й главе человек является рабом греха: он пленен законом греха (7:23) и служит закону греха (7:25). Однако о возрожденном верующем сказано, что он распят со Христом, чтобы больше не служить греху (6:6). В оригинале в следующих стихах используется один и тот же глагол δουλεύω (дуле́уо), означающий «быть рабом, служить, повиноваться»[2]:

  • «Итак тот же самый я умом моим служу [δουλεύω, дуле́уо] закону Божию, а плотию закону греха» (7:25).
  • «…Зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами [δουλεύω, дуле́уо] греху…» (6:6).

Одно и то же качество в одном случае утверждается, в другом – отрицается. Человек 7-й главы является рабом греха, а соединенный со Христом – не является. Возрожденный верующий перестал быть рабом греха и стал вместо этого рабом праведности (6:17–18). Раб греха идет к смерти (6:20–21), а возрожденный христианин – к жизни (6:22), поэтому состояние 7-й главы никак не может характеризовать спасенного человека.

Герой 7-й главы восклицает: «Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?» А у возрожденного верующего «тело греховное» уже упразднено (6:6), то есть лишено власти и силы. Человек из 7-й главы очень даже жив для греха, которого он не может не делать, тогда как возрожденный верующий призван считать себя «мертвым для греха, живым же для Бога» (6:11). В человеке из 7-й главы грех царствует, а в возрожденном верующем не должен царствовать (6:12). Человек из 7-й главы духовно немощен, а для возрожденного верующего немощь осталась в прошлом (5:6). Человек из 7-й главы живет по плоти, так как «плотью [служит] закону греха» (7:25), а возрожденный верующий живет «не по плоти… а по Духу» (8:9). Человек из 7-й главы не способен умерщвлять дела плоти, потому что, опять же, является пленником закона греховного (7:23), не может делать добра, даже когда хочет этого (7:18), и не может не делать зла, даже когда не хочет его делать (7:19). Однако спасенный верующий Духом умерщвляет дела плоти (8:13). Тело человека из 7-й главы не может не служить закону греха (7:25), однако возрожденный верующий призван предоставить свое тело в жертву живую, святую, благоугодную Богу (12:1).

Внимание к ближайшему и более широкому контексту Послания к римлянам покажет любому непредвзятому читателю, что в 7-й главе апостол Павел описывает внутреннюю борьбу религиозного законника, находящегося без Христа, а не борьбу возрожденного верующего. Да, рожденные свыше христиане тоже испытывают борьбу – борьбу плоти и Духа, которые тянут их в разные стороны (ср. Гал. 5:16–17), – однако это не борьба 7-й главы Послания к римлянам. Борьба 7-й главы Римлянам лишена надежды на победу. Борьба 5-й главы Галатам не только не лишена надежды, но и предвкушает победу как нормальное состояние христианина: «Поступайте по Духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти».

Итак, мы рассмотрели несколько объективных контекстных аргументов, почему Римлянам 7-я глава не должна быть интерпретируема как описание христианского опыта апостола Павла после его обращения к Спасителю. По сравнению с этими объективными текстуальными аргументами довод о том, что невозрожденный человек не может испытывать тех чувств, которые описывает Павел в этом отрывке, выглядит субъективным и недостаточно убедительным. К тому же мы выше отметили, что все эти чувства и внутренние переживания вполне применимы к невозрожденному иудею, который с детства воспитывался в законе Моисеевом и был искренен в своих убеждениях.

Точка зрения, что Римлянам 7 описывает опыт возрожденного христианина (назовем ее «христианской» теорией), влечет за собой несколько негативных последствий. Во-первых, многие люди, интерпретируя эту главу подобным образом, находят утешение в том факте, что даже такой герой веры, как апостол Павел, признавался в бессилии победить грех. «Вместо того чтобы побуждать к праведной жизни, эта идея позволяет многим христианам более спокойно уживаться с грехом»[3].

Во-вторых, эта теория приводит к неизбежному выводу, что Дух Святой помогает одержать победу лишь над некоторыми грехами, но не над всеми[4]. Если христианин всегда остается «пленником закона греховного» и, «когда хочет делать доброе, прилежит ему злое», то освящающая сила Святого Духа ставится под вопрос. Проблема в том, что возможно возвышать Божью благодать в величине греха, которую она покрывает, но при этом принижать ее в величине изменений, которые она производит. И это тоже будет искажать и обескровливать евангельское учение. 

В-третьих, «христианская» теория определяет духовное обращение по желаниям, а не по реальным поступкам. Иными словами, человек объявляется христианином, если он желает добра, даже если не делает его («доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю»). Как точно охарактеризовал эту проблему Джей Стрит:

Это опасно распространением идеи, что богоугодный плод не является обязательной характеристикой христианина – достаточно одного желания. Движение гипер-благодати (свободной благодати, или free grace), охватывающее современные церкви, настаивает на том, что чувства или эмоции, которые человек испытывает по отношению к Богу, – это все, что нужно, чтобы считать себя христианином. Послушание в лучшем случае не вполне обязательно, а зачастую и вовсе воспринимается как законничество или поверхностный фокус на внешнем поведении. <…> Если в Римлянам 7 гл. Павел описывает себя как христианина, то лучшее, что можно сказать о христианах из этого текста, – это то, что они имеют ревность по Богу без способности слушаться Его[5].

 

[1] Street J. Romans 7: An Old Covenant Struggle Seen Through New Covenant Eyes // The Master’s Seminary Journal. № 30/2. Fall 2019. P. 277–302.

[2] BDAG. P. 259.

[3] Street. Romans 7. P. 301.

[4] Ibid.

[5] Ibid. P. 302.

Комментарии:
В первых семи стихах Книги притчей описывается ее цель.

1 1 Притчи Соломона, сына Давидова, царя израильского[1],

2 чтобы познать мудрость[2] и наставление[3],

чтобы уразуметь слова разума[4],

3 чтобы получить наставление[5] в проницательности[6],

в[7] праведности[8] и справедливости[9], и правоте[10],

4 чтобы дать неопытным[11] благоразумие[12],

юноше знание и план[13];

5 пусть послушает[14] мудрый – и пусть умножит[15] понимание[16],

и разумный[17] руководство[18] пусть приобретет[19];

6 чтобы уразуметь[20] притчу[21] и иносказание[22],

высказывания мудрецов и загадки[23] их.

7 Страх перед[24] Сущим[25] – начало знания[26];

мудрость и наставление[27] глупцы[28] презирают[29].

Цель Книги притчей: Притчи 1:1-7

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


[1] Первый стих выполняет роль заголовка к Книге притчей (или к первой ее части, ср. подобные заголовки в 10:1; 25:1; 30:1 и 31:1). Судя по структуре следующих стихов, заголовок выполняет функцию главного предложения, к которому последующие присоединяются как придаточные цели. То есть первое предложение называет предмет – «притчи Соломона», а последующие показывают несколько целей, для которых притчи были написаны.

[2] Этот ключевой для Книги притчей термин в древние времена обозначал прежде всего практическое знание, то есть знание о том, как что-либо делать правильно. Мудрым называли искусного ремесленника, который знал тонкости своего ремесла и умел хорошо выполнять свою работу. Мудрость была дана строителям скинии, «чтоб уметь сделать всякую работу» (Исх. 36:1). В сфере повседневного поведения, о котором говорит Книга притчей, мудрость – это знание о том, как поступать правильно по отношению к людям и Богу. Мудрость Книги притчей – это мудрость практической праведности.

[3] מוּסָר (муса́р) обозначает действия, направленные на воспитание и исправление человека, т.е. наставление и наказание (ср. DBL, #4592). Поскольку в данном стихе автор раскрывает цели книги, речь идет в большей степени о наставлении. Однако в других местах Книги притчей это слово может относиться и к наказанию.

[4] «Разуметь» (לְהָבִין, ле-ави́н) и «разум» (בִּינָה, бина́) – однокоренные слова, что отражено в нашем переводе.

[5] То же самое слово, что в 1:2 (מוּסָר, муса́р). См. примеч. 3.

[6] Слово, переведенное как «премудрость» (הַשְׂכֵּל, аске́ль), представляет собой абс.инф. от корня שׂכל (скл), который в породе хифиль означает «понимать, быть проницательным» (HALOT, 1329). Абс.инф. в данном случае выполняет субстантивную функцию, т.е. ведет себя как сущ. со значением «понимание, проницательность, премудрость». Слова מוּסַר הַשְׂכֵּל (муса́р аске́ль) объединены в сопряженное сочетание, т.е. связаны между собой отношениями род. падежа: наставление (чего? имеющее отношение к чему?) проницательности, то есть «наставление в проницательности».

[7] Три сущ. второй строчки данного стиха – «праведность, справедливость, правота» – не являются частью предшествующей сопряженной цепочки, а присоединяются к ней в виде приложения. Эту конструкцию можно истолковать так, что «наставление в проницательности» – это главная мысль, а следующие три сущ. ее развивают. То есть, духовная проницательность проявляется в праведности, справедливости и правоте.

[8] צֶדֶק (це́дек) – «праведность», как правило, в смысле исполнения Божьих заповедей, особенно по отношению к другим людям (ср. HALOT, 1004–1005).

[9] מִשְׁפָּט (мишпа́т) в самом общем смысле обозначает «суд». Суд должен был устанавливать справедливые отношения между людьми и восстанавливать социальный порядок, поэтому данное слово часто относится к честному, справедливому поведению.

[10] מֵישָׁרִים (мешари́м) – cущ. от корня ישׁר (йшр, «быть прямым») – указывает на прямоту путей (HALOT, 578), т.е. правильность поступков, честность, правоту.

[11] פֶּתִי (пэ́ти) обозначает человека, у которого нет опыта или знаний, которые могли бы уберечь его от опасности (ср. HALOT, 989). Можно перевести: «простак, невежда, неопытный». Данное слово встречается в 1:22, 32; 7:7; 8:5; 9:4, 6, 16; 14:15, 18; 19:25; 21:11; 22:3; 27:12; тот же корень в глаг. форме – в 1:10.

[12] Термин עָרְמָה (орма́), «ум, сообразительность, благоразумие», в Книге притчей обычно используется с позитивным оттенком (BDB, 791).

[13] מְזִמָּה (мезимма́) в основе своей означает «проект, план, замысел» (HALOT, 566). Планы могут быть как добрыми, так и злыми; в данном случае речь идет о хорошем плане действий, который поможет пока еще неопытному юному человеку избежать ловушек и проложить верный курс в жизни. Способность придерживаться правильного плана на жизнь можно назвать «благоразумием».

[14] Имперфект в др.евр. яз. может выполнять модальную функцию, поэтому יִשְׁמַע (йишма́) можно перевести как «пусть послушает». Глаг. שָׁמַע (шама́) означает «слушать, внимать, слушаться» (HALOT, 1570–1571).

[15] Имперфект в др.евр. яз. может выполнять модальную функцию, поэтому יוֹסֶף можно перевести как «пусть умножит». Глаг. יסף (йсф) в породе хифиль означает «добавлять, увеличивать, делать снова» (HALOT, 418).

[16] לֶקַח (ле́ках) по отношению к другим людям означает «учение, наставление», по отношению к себе – «понимание, вразумление» (HALOT, 535).

[17] Данное слово однокоренное со словами «разуметь» и «разум» в ст. 2.

[18] תַּחְבֻּלוֹת (тахбулёт) означает искусство руководителя, например, в сражении (Прит. 20:18; 24:6) или в управлении городом (Прит. 11:14). Похоже, что в Иов. 37:12 данный термин сравнивает Бога с полководцем, управляющим облаками, которые выполняют любые Его приказания. Без такого руководства проигрываются войны, а города приходят в упадок.

[19] Имперф. в др.евр. яз. может выполнять волитивную функцию, поэтому יִקְנֶה (йикнэ́) можно перевести как «пусть приобретет».

[20] Один корень со словами «разуметь», «разум» в ст. 2 и «разумный» в ст. 5.

[21] То же самое слово, что в заголовке «притчи Соломона».

[22] Термин מְלִיצָה (мелица́) встречается в ВЗ всего дважды: кроме этого стиха он появляется в Авв. 2:6 (в Синод. «насмешливая песнь»). В Книге Сираха 47:17 этот термин стоит в одном ряду с «песнями», «притчами» и «истолкованиями», которые составлял царь Соломон. Скорее всего, он обозначает одну из форм мудрых поэтических высказываний, которыми мудрецы наставляли собирающийся вокруг них народ.

[23] חִידָה (хида́) обозначает какую-либо загадку (HALOT, 309). Возможно, сюда относятся не только каверзные вопросы, использующиеся для развлечения (как в Суд. 14:12 и далее), но и философские загадки – сложные вопросы о смысле бытия и устройстве жизни (напр., 3 Цар. 10:1; Пс. 48:5-6; 77:2-4). Этим же термином обозначается аллегория, которую Бог предлагает Израилю в Иез. 17:2, а также дворцовые интриги в Дан. 8:23.

[24] Слова יִרְאַת יְהוָה (йир-ат йхвх) образуют сопряженное сочетание, то есть связаны между собой отношениями род. падежа. Данное словосочетание декодируется как род. падеж дополнения, т.е.: «бояться (кого?) Яхве». Т.о., речь идет о благоговейном, трепетном, священном страхе перед Господом – таком страхе, какой бывает у послушных детей перед хорошими отцами. Этот страх не отталкивает от Господа, а, наоборот, больше притягивает к Нему. Он не противоречит любви, а направляет любовь в правильное русло. Такого рода священный страх побуждает к послушанию, поэтому он является началом всякого познания истины.

[25] Евр. יהוה (йхвх). См. Введение, «Перевод и произношение священного имени יהוה».

[26] Знание уже упоминалось во 2-м и 4-м стихах.

[27] Три сущ. в данном стихе – «знание», «мудрость», «наставление» – параллельны трем однокоренным словам из 2-го стиха: «познать», «мудрость», «наставление». Повторение одинаковых слов в начале и конце параграфа – это литературный прием инклюзия, часто использовавшийся в древней ближневосточной поэзии. Т.о., пройден полный круг – с чего начиналась мысль, тем и закончилась. Во 2-м стихе Соломон начинал описывать цели Притчей – «чтобы познать мудрость и наставление», а в 7-м он указывает на фундамент этого познания: «Начало знания – страх перед Яхве, мудрость и наставление глупцы презирают».

[28] Во второй строчке обратный для евр.яз. порядок слов: на первое место вынесено дополнение, за которым следует подлежащее, затем – сказуемое. Это указывает на то, что на первых словах автор делает логическое ударение. Соломон показывает, что если кто-то пренебрегает наставлением из Божьего откровения («мудрость» и «наставление»), то он глупец («глупцы презирают»). Этот смысловой акцент можно расшифровать следующим образом: «Только глупцы презирают мудрость и наставление».

[29] Глаг. стоит в перфекте, который в др.евр. яз. обычно относится к прошедшему времени: «глупцы презрели». Однако эта глаг. форма может выполнять гномическую функцию, указывая на универсальные истины, или вневременные факты. Именно так часто происходит в Книге притчей, которая говорит об универсальных вневременных принципах.

Комментарии:
Алексей Прокопенко
Комментарии:
Характер Иисуса Христа: выражение благодарности Отцу

Кто-то сказал, что «способность благодарить – это качество зрелого человека». Если подумать над смыслом этого предложения, окажется, что автор сказал гораздо больше, чем можно было ожидать. Благодарность – это выражение нашей признательности. Это признак нашего смирения. Если говорить о благодарности Богу, тогда благодарность – это признак духовного бодрствования (ведь так легко возгордиться плодами тех способностей дарованные нам Богом). Это осознание того, что дарованные блага исходят от Бога. Более того, выражение благодарности Богу во время трудностей – это свидетельство нашего доверия Ему и признание Его суверенной власти над Своим творением. Все перечисленное показывает духовную зрелость человека.

В Новом Завете священнописатели используют разные слова для того, чтобы описать благодарность: εὐχαριστέωa, εὐχαριστία, ἐξομολογέομαι, ἀνθομολογέομαι, εὐχάριστος, χάρις.[1] В контексте темы мы сконтентрируем внимание на том, как благодарность Богу выражалась в жизни Иисуса Христа.

Наш Господь был благодарным Своему Отцу. Нередко Его благодарность выражалась в прославлении Бога. Евангелист Матфей пишет: «В то время, продолжая речь, Иисус сказал: славлю (ἐξομολογέομαι) Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам»  (Мф. 11:25). Глагол ἐξομολογέομαι означает «публично провозгласить признательность Богу».[2] Фактически Иисус выразил согласие с тем, что сделал Бог.[3] Это одна из форм благодарности, которая выразилась в прославлении Бога.

Еще один пример выражение благодарности Богу связан с чудом умножения рыбы и хлебов. «И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил (εὐλόγησεν) и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу» (Матф.14:19). Здесь евангелист использовал глагол εὐλόγησεν, который буквально переводится «хвалить».[4] Далее Матфей больше раскрывает суть такой хвалы:  «И, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение (εὐχαριστήσας), преломил и дал ученикам Своим, а ученики народу» (Матф.15:36). Здесь автор уже использует знакомое нам слово εὐχαριστήσας, которое имеет прямое значение как «выразить благодарность за благословение (благо)».[5] Видим, что благодарность связана с хвалой Богу.

Евангелист Иоанн также приводит пример благодарности Иисуса в ситуации с воскресшим Лазарем: «Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! Благодарю (εὐχαριστῶ) Тебя, что Ты услышал Меня» (Ин. 11:41). Иисус выражает признательность Богу за услышанную молитву. Провозгласив публично благодарность, Он тем самым засвидетельствовал окружающим о Божьей силе (Ин. 11:42).

Это не все примеры того, как благодарил Иисус. Ведь евангелисты описали не все дела Иисуса (Ин. 21:25). Но даже перечисленные ситуации показывают, что Иисус был благодарным Своему Отцу. Любопытно, что будучи Богом, Иисус в смирении и кротости выражает Свою нужду и благодарит за ответы Своего Отца. Мы видим, как тесно прославление Иисусом Своего Отца связано с благодарностью Ему. Можно сказать, что благодаря Бога, мы прославляем Его. Именно так делал Иисус и так нужно поступать нам, Его последователям.

Беря пример с Своего Господа, апостолы и другие служители понимая Божье водительство в их служении, выражали свою благодарность Богу от всего сердца. Внимательно прочитайте следующие примеры:

  • «Тамошние братья, услышав о нас, вышли нам навстречу до Аппиевой площади и трех гостиниц. Увидев их, Павел возблагодарил Бога и ободрился» (Деян. 28:15).
  • «Прежде всего благодарю Бога моего через Иисуса Христа за всех вас, что вера ваша возвещается во всем мире» (Рим. 1:8).
  • «Непрестанно благодарю Бога моего за вас, ради благодати Божией, дарованной вам во Христе Иисусе» (1 Кор. 1:4).
  • «Ибо все для вас, дабы обилие благодати тем большую во многих произвело благодарность во славу Божию» (2 Кор. 4:15).
  • «...так чтобы вы всем богаты были на всякую щедрость, которая через нас производит благодарение Богу» (2 Кор. 9:11).
  •  «Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом!» (1 Кор. 15:57)
  • «...так чтобы вы всем богаты были на всякую щедрость, которая через нас производит благодарение Богу» (2 Кор. 9:11).
  • «Благодарю давшего мне силу, Христа Иисуса, Господа нашего, что Он признал меня верным, определив на служение» (1 Tим. 1:12).

Я специально подобрал такие примеры, через которые авторы Нового Завета показывают нам определенные грани благодарения.

Во-первых, нам нужно благодарить Бога за возможность и силы совершать то служение, которое Он поручил нам. Часто вы ли благодарите Бога за свое служение? Признательны ли вы Ему за то, что Он избрал вас для служения. Можно представить как человек радуется повышению в должности на работе. Это выражение определенной чести и доверия со стороны начальства. Представляете, как же сильно должны быть благодарны мы нашему Богу за то, что Он возложил на нас честь и доверил служение Ему?!

Во-вторых, жертвенные христиане посредством своих добрых дел членам церкви служат причиной благодарения Богу со стороны принимающих эти благословения. Друзья, как часто мы отзываемся на восполнение нужд членов нашей общины? Сострадательны ли мы братьям и сестрам, когда в их жизни случилось горе? Не закрываем ли от них проявление своего милосердия? Понимаем ли мы, что своими добрыми делами мы прославляем Бога и умножаем благодарение Богу?

В-третьих, существование церкви Христовой должно вызывать у нас слова благодарности Богу. Любим ли мы христиан в своей церкви? Как часто мы благодарим Бога за служителей и остальных членов церкви? Нередко мы склонны замечать много недостатков, но так мало смотрим на положительные качества наших братьев и сестер.

В-четвертых, осознание жертвы Иисуса Христа (незаслуженная благодать, вечная жизнь с Господом) мотивирует нас благодарить Бога. Посмотрите вокруг себя и вы увидите множество неверующих людей, которые ничего не хотя слышать о любви Иисуса Христа. Мы были такие как они, мы любили грехи и в нас не было ничего, что могло бы понравиться Богу (Рим. 3:10-11). Но Бог вырвал нас и даровал Свое спасение. Пусть наша благодарность Ему льется непрестанно.

 

[1] Johannes P. Louw and Eugene Albert Nida, Greek-English Lexicon of the New Testament: Based on Semantic Domains (New York: United Bible Societies, 1996), 427–428.

[2] BDAG, 351.

[3] Louw and Nida, 419.

[4] BDAG, 407. Это же слово используется священнописателями в Mатфея 14:19; 26:26; Mарка 6:41; 14:22; Луки 24:30; 1 Коринфянам 14:16 и переводится как «воздать благодарность и прославление».

[5] BDAG, 415.

Комментарии:
Алексей Прокопенко
Комментарии:
Алексей Прокопенко
Комментарии:
Алексей Прокопенко
Комментарии:
1 - 10 из 278
1 2 3 4 5 ... 28 След.
Работает на Cornerstone