От одного из них вышел небольшой рог, который чрезвычайно разросся к югу и к востоку и к прекрасной стране… <…> Под конец же царства их, когда отступники исполнят меру беззаконий своих, восстанет царь наглый и искусный в коварстве… (Дан. 8:9, 23).

И восстанет на место его презренный, и не воздадут ему царских почестей, но он придет без шума и лестью овладеет царством (Дан. 11:21).

Малый рог и Антихрист

Пророчество 8 главы говорит, что от одного из четырех рогов, символизирующих четырех диадохов Александра, «вышел небольшой рог». Это указывает на следующего царя из династии Селевкидов – Антиоха IV Епифана (176–164). Хотя он сравнивается с небольшим рогом, впоследствии он «чрезвычайно разросся к югу и к востоку и к прекрасной стране», завладев Египтом на юге, Персией и Арменией на востоке, а также «прекрасной страной» Палестиной.

Пророчество называет Антиоха IV «царем наглым и искусным в коварстве». И это действительно так: он был жесток, решителен и нередко прибегал к обману и хитрости. Он также называется «презренным», потому что народ его не любил и «не воздавал ему царских почестей». Хотя сам он взял себе имя «Епифан», что можно перевести как «блистательный», люди прозвали его «Епиман», то есть «безумец».

Он взошел на престол «без шума» и «лестью овладел царством». Это произошло, когда его брат Селевк был убит, а законный наследник – сын Селевка Деметрий I Сотер – находился в Риме в качестве политического пленника (он был обменян на самого Антиоха). С помощью пергамского царя Евмена Антиох IV захватил трон, провозгласив себя соправителем второго сына Селевка – младенца, которого тоже звали Антиохом. Несколько лет спустя Антиох Епифан позаботился о том, чтобы Антиох сын Селевка не выжил. Таким образом, трон остался в его руках.

Об Антиохе Епифане повествует довольно большой отрывок в 11 главе Даниила – с 21 по 35 стихи. Ему уделяется больше внимания, чем всем предыдущим царям вместе взятым, и это не случайно. Дело в том, что этот «малый рог» (незначительный и презренный правитель) является прообразом другого «малого рога» – Антихриста. Многие события из его жизни и многие его действия по отношению к Израилю и храму предвосхищают то, что будет делать в последние времена Антихрист.

Признаки настоящего покаяния (продолжение)

Третье «не», связанное с библейским покаянием: кающийся не перекладывает вину на других. Давид мог бы сказать: «Это не я виноват, а Вирсавия». И, надо заметить, это было бы во многом справедливо. У Вирсавии тоже была определенная вина. Конечно, внутренние ванные комнаты в те времена были редкостью, так что большинство людей купались во дворе. Но, по-видимому, это все-таки нужно было делать в другое время или так, чтобы другим не было видно. Некоторые комментаторы полагают, что Вирсавия знала о близости своего дома к царскому дворцу и, возможно, даже сделала это специально, надеясь на внимание царя. Так или иначе, Давид ни словом не винит Вирсавию и фокусируется только на своей вине.

Давид мог также сказать: «Это мои слуги виноваты! Почему они мне ничего не сказали? Если бы сказали, это бы меня остановило!» Или он мог сказать: «Это Иоав виноват! Ведь это же он поставил Урию на самый жаркий участок. Если бы он не исполнил моего приказания, то Урия бы не погиб!» Но Давид ничего такого не делает. Он не перекладывает свою вину на других.

Противоположность этому – Адам. Когда Бог спросил его: «Не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть?» – Адам ответил: «Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел» (Быт. 3:11–12).

Не перекладываете ли вы вину на других? Не говорите ли: в моем раздражении виноват тот, кто меня раздражает? В моей похоти – тот, кто меня искушает? В моей клевете – тот, кто сообщил мне неверную информацию? Настоящее покаяние не перекладывает вину на других.

Четвертое «не», связанное с библейским покаянием: кающийся не указывает на ошибки других, чтобы ослабить свою вину. Давид мог бы сослаться на других восточных монархов, которые без каких-либо угрызений совести легко бы сделали то же, что и он. И могли бы сделать еще хуже… Он мог бы сказать: «Я-то что, а вот мой военачальник Иоав, он невинных людей самолично убивал». Он мог бы сказать Нафану: «Помнишь, как Иоав убил Авенира? Что же ты его не обличаешь?»

Но Давид ничего такого не делает. Он понимает, что если Нафан обличает именно его, а не Иоава, то это потому, что так устроил Бог. Бог послал его к Давиду! Давид не указывает на ошибки других, а целиком фокусируется на своей вине.

Противоположность этому – фарисей из притчи Иисуса Христа. «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь…» (Лук. 18:11).

Не ссылаетесь ли вы на ошибки других людей, как бы ослабляя свою вину? Да, я согрешил, но вот этот человек сделал еще хуже. Да, я согрешил, но вот ты сам, обличающий меня, разве безгрешен? Настоящее покаяние фокусируется только на своих ошибках.

 
Первый признак настоящего покаяния: кающийся не отвергает обличения
Признаки настоящего покаяния - 1
Первое «не», связанное с библейским покаянием: кающийся не отвергает обличения. Взгляните на 2-й стих: «…когда приходил к нему пророк Нафан…» Когда мы читали из 2-й Книги Царств, мы увидели, что как только Нафан обличил его, Давид сразу воскликнул: «Согрешил я пред Господом» (2 Цар. 12:13). Это очень важный момент в истории! Давид не отверг обличения. Он не стал изворачиваться или переводить разговор на другую тему. Он не разгневался на обличавшего и не стал выказывать своего раздражения. Он не сказал: «Что ты лезешь мне в душу? И без тебя тошно!» Он не сослался на то, что обличавший ему не кум и не сват. А ведь мог бы сказать: «Ты-то что вмешиваешься? Ты ведь меня совсем не понимаешь! Да что ты вообще обо мне знаешь!» Нет, Давид не отверг обличения. Более того, в других случаях он даже сам просил, чтобы Господь посылал ему обличение: «Пусть наказывает меня праведник: это милость; пусть обличает меня: это лучший елей, который не повредит голове моей…» (Пс. 140:5). Такое отношение к обличению – признак настоящего библейского покаяния.
 
Противоположность этому – Каин. Когда Бог спросил его о грехе, Каин стал изворачиваться в попытке скрыть свое преступление: «И сказал Господь [Бог] Каину: „Где Авель, брат твой?“ Он сказал: „Не знаю; разве я сторож брату моему?“» (Быт. 4:9).
 
Как вы относитесь к обличению? Может быть, вы не допускаете обличения от каких-то людей? Или вы готовы принимать обличение только от главного пастора церкви? Или, может быть, вы раздражаетесь в ответ на обличение? Или переводите разговор на другую тему? Настоящее покаяние не отвергает обличения.

Закончил работу над аннотированным переводом 28-й главы Книги притчей (АПП). Осталось три главы. Поделюсь одним стихом, в котором большинство переводов не ухватывают (или не воспроизводят) игру слов, - Прит. 28:16:

 

16 Когда у князя мало разума[1], тогда у него много притеснения[2];

кто ненавидит наживу[3], тот продлит дни.

 

[1] חָסֵר (хасе́р) – «лишенный чего-л., испытывающий нехватку чего-л.» (HALOT, 338). חֲסַר תְּבוּנוֹת (хаса́р тевуно́т) – «тот, у кого не хватает разума».

[2] В стихе наблюдается игра слов между прил. חָסֵר (хасе́р), «мало», и רַב (рав), «много». Когда у правителя не хватает разума для эффективного руководства народом, он восполняет этот недостаток путем умножения притеснения.

[3] Термин בֶּצַע (бэ́ца) относится к незаконному или нечестному приобретению денег или имущества, напр., путем взяток (1 Цар. 8:3), вымогательства (Прит. 28:16; Иер. 22:17), лжи (Иер. 6:13), насилия (Иер. 22:27) или грабежа (Прит. 1:19; Суд. 5:19).

Когда мы наблюдаем в некоторых церквях, как пасторы идут на уступки неправым, но нахрапистым людям, когда под предлогом сохранения мира позволяют нечестивым поливать грязью тех, кто гораздо достойнее их, когда богатым и влиятельным сходит с рук то, за что других могли бы осудить, – когда мы становимся свидетелями всего этого, невольно возникает разочарование.

Я много видел подобных ситуаций и разочаровывался в некоторых, казалось бы, духовных людях, однако не мог точно идентифицировать природу этого разочарования, пока не наткнулся на следующий стих из Книги притчей:

Замутненный источник и разрушенный родник –

праведник, колеблющийся перед нечестивым (Прит. 25:26; пер. АПП).

Слово «замутненный» происходит от глагола, обозначающего «мутить», т.е. поднимать грязь и муть ногами в воде. «Разрушенный родник» – это колодец, засыпанный землей или заваленный камнями (ср. Быт. 26:15). Оба этих образа – замутненный источник и разрушенный родник – объединяются одной общей идеей: ты хочешь напиться воды – и не можешь! Вода либо загрязнена илом и мутью, которая вызовет у тебя рвотную реакцию, либо закрыта камнями, так что ее уже не видно и ей невозможно пользоваться. Именно так выглядит праведник, колеблющийся перед нечестивым: ты хотел бы научиться у него мудрости, но не можешь. Мудрость Слова Божьего, которую он познал на теоретическом уровне, замутнена его практической трусостью.

Трусливый пастор: замутненный источник

И это вовсе не безобидно. Писание предупреждает, что боязливые, которые спасовали перед неверующими в момент, когда требовалось исповедать веру во Христа, ничем не отличаются от самих неверующих: «Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою» (Откр. 21:8).

Иронично, что мы восхищаемся героями церковной истории, которые проявили смелость и принципиальность ради истины. Такими, как Афанасий Александрийский, Савонарола, пуритане, Сперджен. Однако в собственной церковной практике поступаем как их антагонисты, лицемерно поджавшие хвост и отступающие перед сильными (а чаще просто громкими и наглыми). Мы вдохновляемся конференциями Мак-Артура и Коломийцева, а потом возвращаемся обратно к себе и поступаем как… не буду называть имена… дядя Вася из соседней церкви, известный своей изворотливостью и способностью говорить надвое «и нашим и вашим». Мы проповедуем о Христе, который не прогнулся перед Синедрионом, а сами предаем Его поцелуем, лицемерно говоря слащавые слова приветствия брату, на которого не так давно клеветали.

Как многие из нынешних пасторов, если бы были достаточно честны с самими собой, узнали бы себя в первосвященнике Каиафе, принимающем чисто политическое решение ради сохранения видимости мира: «Лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Иоан. 11:50)? Решение принято не на основании правды, а на основании цели. То, что побочной жертвой этого решения стал Христос, – это досадная оплошность, мало влияющая на наши подходы.

Любопытно, что разрушение источников было актом военной стратегии. Так, например, поступили израильтяне, засыпав «все источники и поток», чтобы оставить без воды войска Сеннахирима (2 Пар. 32:4). Я думаю, что это часть военной стратегии сатаны: там, где ему не удается остановить родник проповеди истины, он делает эту истину непригодной для питья, замутняя ее трусостью и непринципиальностью руководителей церкви.

Как долго он будет мутить воду? Как далеко распространится его влияние? Как долго мы будем позволять ему делать нас замутненными источниками и разрушенными родниками? Когда, наконец, смиримся пред Божьей правдой и противостанем дьявольскому лицемерию и человекоугодничеству (– и убежит от нас! – Иак. 4:7). И когда поймем, что «дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия» (2 Тим. 1:7)?

Работает на Cornerstone