Продолжаю размышлять над темой возмущения/раздражения/гнева. Поделюсь некоторыми предварительными рассуждениями. А вы можете со мной соглашаться или не соглашаться. Можете критиковать - постараюсь не разгневаться )))

В чем проявляется «грех обострения», или раздражение?

 

Грех обострения проявляется, во-первых, в том, что мы реагируем гневно там, где это неоправданно. Одно дело – испытывать возмущение, когда мы читаем о докторе, который гордится тем, что за свою карьеру сделал сотни абортов. Или когда слышим, как защитники так называемых «репродуктивных прав» предлагают решать проблему сексуальной распущенности не путем ответственного подхода к своим желаниям, а путем убийства нерожденных детей. Или когда какое-либо правительство в принудительном порядке навязывает несовершеннолетним уроки секс-просвещения и насилует детскую психику извращенными представлениями о гендере. В таком случае наше возмущение оправданно. Мы возмущаемся злом, которое безнаказанно распространяется в этом мире. Мы возмущаемся восстанием человечества против Творца и Его законов. И я полагаю, что в подобных случаях мы даже должны быть возмущены. Мы не должны грешить в этом своем возмущении – ни обидным словом, ни неправедным делом. Однако наша душа должна реагировать на подобное зло. Если мы не возмущаемся, это показывает, что мы позволили себе «отключить» внутреннюю моральную оценку и постепенно превратиться в «буддистов», равнодушно созерцающих и добро, и зло с одинаковой бесстрастностью.

Реакция души на зло, как мне видится, может быть двоякой. Наша душа может реагировать либо печалью, либо возмущением. И то, и другое – возможная для христианина реакция, однако они применимы в разных ситуациях. Дело в том, что печаль и возмущение различаются между собой по мотивационному действию: печаль никак не побуждает нас к активным действиям, тогда как возмущение обладает сильнейшей мотивирующей способностью. Реакция печали пассивна, а реакция возмущения гораздо более активна. Поэтому реакция печали больше подходит в тех случаях, когда события происходят от нас далеко и мы никак не можем на них повлиять. А реакция возмущения более уместна тогда, когда от нас требуется активное действие по оказанию помощи, спасению и защите обижаемых. (Правда, у нас чаще бывает наоборот: мы смело возмущаемся тем, что от нас далеко, но трусливо впадаем в «благочестивый ступор», когда зло творится рядом с нами.) Нам нужна мудрость, чтобы знать, когда реагировать печалью, а когда – праведным возмущением; когда только лишь молиться (и ничего больше не делать), а когда – молиться и действовать.

Однако давайте честно признаемся: в девяноста процентах случаев мы испытываем внутреннее обострение чувств совсем не из-за славы Творца или угнетения других людей. Чаще всего наше внутреннее возмущение бывает связано с защитой себя и своих интересов. Нас оскорбили. Нас принизили. Нашу репутацию сровняли с землей. Нас заподозрили в чем-то плохом. С нашим мнением не посчитались. И тут наши чувства обостряются: да как они посмели! Да что творится! Да какое они имеют право!

В таких ситуациях нам потом бывает стыдно. Когда мы остынем, мы понимаем, что ситуация не заслуживала того, чтобы гневаться. Вполне можно было прореагировать без гнева. Это был грех обострения чувств.

Когда речь заходит о способности или неспособности человеческой воли, многие смотрят на этот вопрос слишком упрощенно, не различая разных видов воли. Реформатский теолог Уилльям Шедд (1820–1894) помогает нам взглянуть на способности человеческой воли более тонко.
Разные виды человеческой воли

Рассуждая о сущности и свободе человеческой воли, Шедд вводит следующее разграничение. По его мнению, феномен воли складывается из двух разных актов[1]. (1) Акты воли, направленные на внешние по отношению к воле предметы, он называет волеизъявлениями (volition); (2) акты воли, направленные на саму волю, – наклонностями (inclination). Пример волеизъявления – это когда воля приказывает телу поднять руку, встать со стула и т. п. Пример наклонности – это когда воля приказывает самой себе, например, полюбить какого-то человека. Волеизъявлением человек управляет легко, наклонностями – чрезвычайно трудно. Человек дает себе полный отчет в своих волеизъявлениях, а своих наклонностей зачастую не сознает. Тем не менее, как волеизъявления, так и наклонности не навязываются человеку извне, а являются свойствами его собственной природы. Более того, по мнению Шедда, «наклонность есть источник волеизъявлений»[2].

По отношению к внешним предметам у человеческой воли нет заранее сформированной склонности. В этом случае человек легко выбирает между любыми альтернативами – например, он может с такой же легкостью поднять руку, с какой и не поднять ее. Совсем другое дело – когда речь идет об актах воли, направленных на саму волю. Например, когда человек говорит себе: «Я буду любить Бога превыше всего на свете», у него уже существует склонность в определенную сторону. Он не может с легкостью взять и полюбить Бога превыше всего на свете, потому что уже любит себя превыше всего на свете[3]. Интересно заметить, что сходное разграничение, хотя и не оформленное в соответствующих терминах, мы находим уже у Августина: «Душа приказывает телу, и оно тотчас повинуется; душа приказывает себе – и встречает отпор...»[4]

 

[1] Shedd. Dogmatic Theology. 3-е изд. / Под ред. Alan W. Gomes. С. 518–527.

[2] Там же. С. 519.

[3] Там же.

[4] Августин. Исповедь, книга 8, гл. IX // Творения: В 4 т. Т. 1: Об истинной религии. СПб.: Алетейя, 2000. С. 597.

____________________________________

Заказать книгу "Замысел Вседержителя":

1) На сайте Время благодати

2) Информация о том, как заказать несколько книг по самым низким ценам

Сегодня восточный мир празднует Воскресение Иисуса Христа. В этот день всякий человек, который считает себя верующим идет в церковь и приветствуется словами: «Христос воскрес». Не все,  кто так приветствуется, придают равное значение этой фразе. Но само произношение этих двух слов отдает сакраментальным оттенком в сердца говорящих.

Восстание Иисуса Христа из мертвых -  поистине знаменательное событие в мировом  масштабе.  Казалось бы, противник сделал все возможное для того, чтобы Иисус замолчал навек. Уверен, в планы иудеев не входило воскресение Иисуса Христа. Дьявол до последнего предпринимал попытки, чтобы миссия богочеловека была провалена. Но ни у кого из них не получилось изменить Божий  план. Иисус Христос победил смерть!

Мало кто из тех, кто произносит фразу «Христос Воскрес», задумывается о том, какие последствия имеют или будут иметь сказанные слова в его настоящей и будущей жизни. В данном контексте мы можем говорить только о двух последствиях. Потому что есть только два типа людей – верующие и неверующие.

Для верующих свидетельство воскресения Иисуса Христа – это гарантия вечного оправдания и будущего воскресения (Рим.4:25; 1Кор.6:14; 1Фесс.4:14).

Для неверующих - это гарантия второго пришествия и будущего праведного суда над ними (Дан.12:2; Деян.17:31; Откр.19:11-21).

Когда верующие говорят:  «Христос Воскрес», они прекрасно понимают о чем идет речь. Эти слова являются утешением для них в настоящей жизни.

Когда неверующие говорят: «Христос воскрес», они не осознают, что повторяют не просто традиционное приветствие, но подтверждают и фактически соглашаются с грядущим судом за их злые дела.

Пусть Бог направит наши сердца к усиленной молитве за наших неверующих друзей и родственников.

И благодарность нашему Спасителю за Его чудное избрание к спасению.

 

Максим Король

В Послании к римлянам апостол Павел показывает еще одну причину, почему учение о благодати не может использоваться для оправдания греха. Как и в предыдущем тексте, здесь тоже показан Божий замысел в спасении, но он обозначен в других терминах:

 

А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать, дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась через праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим (Рим. 5:20-21).

 

Царствование благодати

Бог дал людям закон, чтобы через множество заповедей умножилось количество преступлений: «Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление» (ст. 20а). Когда есть всего одна заповедь, тогда может быть лишь одно нарушение, когда же заповедей много, то потенциально нарушений может быть гораздо больше. Итак, умножение заповедей вело к умножению преступлений. Спрашивается: зачем? Для чего Бог предусмотрел в Своем плане эпоху закона с экспоненциальным ростом количества преступлений и, соответственно, вины народа? Ответ такой: чтобы на этом фоне ярче раскрылась Его благодать: «А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать…» Если бы Бог послал Спасителя сразу же после согрешения Адама и Евы в Эдемском саду, то Христос умер бы всего за один грех. Да, даже один грех отвратителен и заслуживает проклятия, но искупление лишь одного греха не раскрыло бы в полноте всю славу Божьей благодати. Когда же грехи людей посредством закона достигли огромной, черной, неизмеримой массы и всю эту массу взял на Себя Христос, вот тогда стало очевидным изобилие Божьей благодати.

Однако на этом замысел искупления не заканчивается. Обратите внимание на продолжение этого стиха: «…дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась…» По Божьему замыслу, благодать должна была не только искупить грехи людей, но и воцариться в жизни искупленных. В этом стихе сравниваются два царства: прошлое и нынешнее. Прошлое – это царство, к которому мы принадлежали, будучи неверующими. Нынешнее – это царство, в которое мы вошли в момент обращения к Господу. Царем прошлого царства был грех: «…дабы, как грех царствовал…» Царем в новом царстве является благодать: «…так и благодать воцарилась…» Это подразумевает, что в нашей прошлой, нехристианской жизни нами управлял грех, и мы во всем повиновались ему. Теперь же над нами должна установиться власть благодати. Но в чем будет проявляться царствование благодати? Во вседозволенности? В попустительстве? Какова воля нашего нового царя? «…Дабы… благодать воцарилась через праведность…» Через праведность! Конституция благодати, или ее закон, по которому она правит в нашей жизни, – это праведность. Если благодать принесла нам спасение, то она стала нашим царем. А если она стала нашим царем, то мы должны жить по закону этого царя, то есть по праведности. Таков Божий замысел в искуплении.

______________________________

Заказать книгу "Конкуренты благодати":

1) На сайте "Время благодати"

2) В Самаре в книжном магазине "Преображения"

3) Если кому ближе г. Тула - свяжитесь по эл. почте: protasovpzb@yandex.ru

4) От 10 книг по минимальным ценам

На фоне оппозиционно-политических, а то и просто бунтарских настроений по сети стали распространяться новые и, мягко сказать, странные толкования некоторых общеизвестных мест Библии, говорящих о послушании властям. Например:

Всякая власть от Бога

Однако действительно ли Синодальный перевод такой уж «глупый» и «неправильный» и действительно ли греческий текст означает: «Это не есть власть, если [она] не от Бога»?

Прежде чем ответить на этот вопрос, я предлагаю взглянуть на другие известные переводы. Если мы полагаем, что авторы Синодального перевода были движимы идеей во что бы то ни стало оправдать царизм и тиранию или же просто были полными невеждами в древнегреческом языке, то мы удивимся, увидев, что большинство признанных профессиональных переводов на разных языках поддерживают в данном стихе… ага, Синодальную версию:

  • • перевод Кассиана: «Ибо нет власти, кроме как от Бога…»
    • украинский перевод Турконяка: «…бо нема влади, яка не була б від Бога…»;
    • украинский перевод Огиенко: «…бо немає влади, як не від Бога…»;
    • NASB: «Ибо нет власти, кроме как от Бога…» (For there is no authority except from God);
    • ESV: «Ибо нет власти, кроме как от Бога…» (For there is no authority except from God);
    • NIV: «…ибо нет власти, кроме той, которую Бог установил…» (for there is no authority except that which God has established);
    • NRSV: «…ибо нет власти, кроме как от Бога…» (for there is no authority except from God);
    • KJV: «Ибо нет власти, кроме как от Бога…» (For there is no power but of God);
    • NKJV: «Ибо нет власти, кроме как от Бога…» (For there is no authority except from God);
    • Парафраз NLV: «Ибо всякая власть исходит от Бога, и власть имущие были поставлены на свое место Богом» (For all authority comes from God, and those in positions of authority have been placed there by God);
    • HCSB: «…ибо нет власти, кроме как от Бога…» (for there is no authority except from God);
    • LEB: «…ибо нет власти, кроме как [поставленная] Богом…» (for there is no authority except by God);
    • Парафраз NCV: «Никто не управляет, если Бог не дал ему власть управлять» (No one rules unless God has given him the power to rule);
    • Парафраз GWT: «Никакое правительство не существовало бы, если бы не было установлено Богом» (No government would exist if it hadn’t been established by God);
    • ISV: «…ибо никакая власть не существует, кроме как по Божьему разрешению» (for no authority exists except by God’s permission);
    • DB: «Ибо нет власти, кроме как от Бога» (For there is no authority except from God);
    • YLT: «…ибо нет власти, кроме как от Бога» (for there is no authority except from God);
    • DRB: «Ибо нет власти, кроме как от Бога…» (For there is no power but from God);
    • Латинская Вульгата не показательна, так как конструкция аналогична греческой;
    • Сирийская Пешитта: «Ибо нет власти, которая не была бы от Бога» ( ܠܱܝܬ݁ ܓܷ݁ܝܪ ܫܽܘܠܛܴܢܳܐ ܕ݁ܠܴܐ ܗ̄ܘܳܐ ܡܶܢ ܐܱܠܴܗܳܐ ܗܽܘ, лайт гер шультана д-ла –ва мэн алаха ху;
    • Нем. перевод Лютера: «Ибо нет власти, которая не была бы от Бога» (Denn es gibt keine Obrigkeit, ohne daß sie von Gott da ist).

Фактически, все имеющиеся у меня переводы на русском, украинском, английском, сирийском и немецком в толковании данного стиха обнаруживают полное единство. Мне не удалось найти ни одного, который бы поддерживал версию «Это не власть, если не…» Похоже, что новоявленный перевод -- это попытка выдать желаемое за действительное, являющаяся плодом определенных политических взглядов, а никак не серьезной экзегетики.

Откуда же взялся перевод «не есть власть, если не...»? Похоже, что он основан на элементарной безграмотности. Это как раз тот случай, когда «немножко знать» – хуже, чем не знать вовсе. В таком случае ссылка на греческий оригинал становится острым ножом в руках не умеющего с ним обращаться младенца. Авторы нового перевода ошибочно прочитали греческое словосочетание ει μη как условный союз с отрицательной частицей – «если не», тогда как это сложносоставной союз со значением «кроме» (см. Robertson, 1188; Bauer-Danker-Arndt-Gingrich, 278).

Вдобавок ко всему, они перепутали две отрицательные частицы греческого языка – μη и ου. Если бы автор хотел употребить отрицание с реальным условием – «если не», то он, скорее всего, использовал бы частицу ου (ср. Blass-Debrunner-Funk §426, 428; Robertson, 1011), тогда как ει μη в подавляющем большинстве случаев стандартно воспринимается именно как сложносоставной союз исключения – «кроме» (ср. Robertson, 1188).

Итак, апостол Павел достаточно определенно утверждает, а все вышеперечисленные переводы достаточно четко передают, что на земле не бывает власти, которая не была бы поставлена Богом: «…нет власти не от Бога…» В этом Павел вторит учению ветхозаветных Писаний, в которых Господь провозглашает о Себе: «…Всевышний владычествует над царством человеческим, и дает его, кому хочет…» (Дан. 4:14). Это означает, что не бывает ни одного правителя, который не был бы назначен на свой пост без произволения Божия. Конечно, это произволение может иметь разные цели – оно может служить для народа как в благословение, так и в наказание, а может вести к осуществлению каких-то еще целей в истории (напр., Ис. 44:28). Однако и всякий институт власти, и всякий конкретный правитель в определенном смысле «от Бога», т.е. назначен Богом. Поэтому «начальник есть Божий слуга» (Рим. 13:4). Хороший или плохой – это уже другой вопрос, он за себя даст отчет Богу. Однако противящийся законным властям «противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение» (Рим. 13:2). Участвовать в законных способах избрания власти – это можно, а бороться за незаконное свержение власти – нельзя. Сам навлечешь на себя Божье наказание.

Что же тогда сказать на слова в Осии 8:4: «Поставляли царей сами, без Меня; ставили князей, но без Моего ведома»? Эти слова означают только то, что народ не искал воли Божьей и не стремился избрать правителя, который соблюдал бы Божьи заповеди. Хорошо ли это? – Плохо! Избирали ли они неугодных Богу князей? – Да! Но были ли эти князья не от Бога? – Нет! Бог попускал Израилю дурных князей в наказание за их нерадение, и это тоже было от Бога.

Здесь мы сталкиваемся с фундаментальным для христианского богословия различием между Божьей нравственной и промышляющей волями. Нравственная воля говорит: «Вот как вы должны жить»; это Его заповеди, открытые человеку. А промышляющая воля говорит: «Вот как все будет происходить в истории»; это Его план, остающийся для человека тайной. Так вот, правитель может нарушать Божью нравственную волю, когда он творит зло; также народ может нарушать Божью нравственную волю, когда он пренебрегает Божьей волей при выборе правителей. Однако Божий промысел непременно исполнится – Бог поставит над страной, городом, заводом именно того начальника, который нужен Господу для осуществления Его плана. (Подробнее об этом различии см. в книге «Замысел Вседержителя».)

Поскольку институт власти установлен Господом на благо для человеческого общества (Рим. 13:4), а конкретный начальник поставлен Богом по Его определению (Дан. 4:14; Рим. 13:1), христиане несут определенную духовную и социальную ответственность перед начальством:

  • • мы должны стараться аккуратно соблюдать все законы, которые не противоречат Божьим заповедям: «Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее…» (Рим. 13:3);
    • мы должны избегать зла, в том числе караемого по закону: «Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим. 13:4);
    • мы должны повиноваться начальству искренно, нелицемерно – «не только из страха наказания, но и по совести» (Рим. 13:5);
    • мы должны платить налоги, которые идут на содержание аппарата правительства. Подобно тому как десятина должна поддерживать духовных служителей, постоянно занятых служением Богу, налоги должны поддерживать социальных служителей, постоянно занятых на службе управления народом: «Для сего вы и подати платите, ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые» (Рим. 13:6);
    • мы должны относиться к начальству с почтением, оказывая всякой человеческой власти должные страх и честь: «кому страх, страх; кому честь, честь» (Рим. 13:7).
Видео
Размышляя о том, что такое отцовство – духовное или физическое – и каким должен быть настоящий отец, важно в первую очередь правильно определить ориентиры, то есть взять для себя правильный пример для подражания. И где найти лучший пример отцовства, как не в Боге, который именуется Отцом всего сущего?
Статьи
Продолжаю размышлять над темой возмущения/раздражения/гнева. Поделюсь некоторыми предварительными рассуждениями. А вы можете со мной соглашаться или не соглашаться. Можете критиковать - постараюсь не разгневаться )))
Когда речь заходит о способности или неспособности человеческой воли, многие смотрят на этот вопрос слишком упрощенно, не различая разных видов воли. Реформатский теолог Уилльям Шедд (1820–1894) помогает нам взглянуть на способности человеческой воли более тонко.
Работает на Cornerstone