ТеоБлогия>Скажи мудрости: «Ты сестра моя!»
 

Скажи мудрости: «Ты сестра моя!»

Николай Лелиовский для Тео(Б)логия

Скажи мудрости: «Ты сестра моя!»

В позапрошлом постинге мы затронули персонаж сильной женщины из книги Притч (см. Пр. 12:4; 31:10-31; ср. Руф. 3:11). На прошлой неделе мы говорили о персонификации мудрости и глупости в образе женщин, а также что автор показывает обе женщины соперницами за одного и того же мужчину, сына, наставляемого отцом.

В Притчах 7:4а отец призывает своего сына сказать мудрости: «Ты сестра моя!». В то время как обращение אָחֹות (ʾāôt, сестра) может буквально указывать на сестру, то есть дочь своего отца или матери, комментаторы практически единодушно утверждают, что в данном случае речь идет о ласковом обращении к жене или невесте (см. Песн. 4:9–10, 12; 5:1–2).[1] Назвать мудрость своей сестрой, таким образом, подчеркивает личную преданность близким и доверительным отношениям с идеализированной фигурой, олицетворяющей учение Соломона.[2] Если сын будет хранить верность мудрости, она, в ответ, спасёт его «от чужой жены» (Пр. 7:5; ср. 2:16). Поразительно, что как ранее, во второй главе, так и здесь, в седьмой, Соломон упоминает лесть, как первое оружие в арсенале чужой жены, как будто бы предупреждая сына, в первую очередь, опасаться не её внешней привлекательности, но её воззваний к мужскому тщеславию.[3] Сестра, таким образом, выразительно противопоставляется «недозволенным эротическим отношениям, описанным в оставшейся части этой главы».

Интересно заметить, что в параллельной строке 7:4б, Соломон призывает сына назвать разум своим родственником (מֹדָע, mōdāʿ). Этот весьма редкий термин общего рода, употребляемый еще лишь в Руфи 2:1 (кере) и 3:2, скорее всего описывает близкого друга,[4] и по мнению средневековых раввинов, исключительно мужского пола. Таким образом, женственность мудрости не является важнейшим аспектом мудрости в этих стихах, так как «и дружба с мужчиной, и любовь к сестре могут выступать в качестве соответствующих аналогий».[5] Главное, что хочет подчеркнуть здесь Соломон, заключается в том, что даже самый лучший совет оказывается бесполезным в момент искушения, если он не был ранее воспринят в серьез, усвоен и выработан в привычку.[6]

 

[1] Waltke, The Book of Proverbs 1–15, 370; Steinmann, Proverbs, 185; Longman, Proverbs, 187; Van Leeuwen, “The Book of Proverbs,” 84; Kitchen, Proverbs, 158; Fox, Proverbs 1–9, 240; Murphy, Proverbs, 43;

[2] Waltke, The Book of Proverbs 1–15, 370.

[3] Longman, Proverbs, 187.

[4] G. Johannes Botterweck and Jan Bergman, “יָדַע,” in TDOT, 5:480-81.

[5] Fox, Proverbs 1–9, 241.

[6] Kidner, Proverbs, 71.

Работает на Cornerstone