ТеоБлогия>Отцовство Бога
Алексей Прокопенко

Отцовство Бога

Обратим внимание на отцовство Бога по отношению ко всему творению, затем – более узко – по отношению к человечеству, затем – по отношению ко Христу и, наконец, рассмотрим отцовство Бога по отношению к искупленным. В каждом случае мы постараемся выделить разные аспекты Божьего отцовства, связанные как с Его заботой, так и с Его требованиями.

Отцовство Бога

Алексей Прокопенко

 

 

Размышляя о том, что такое отцовство – духовное или физическое – и каким должен быть настоящий отец, важно в первую очередь правильно определить ориентиры, то есть взять для себя правильный пример для подражания. И где найти лучший пример отцовства, как не в Боге, который именуется Отцом всего сущего?

Священное Писание показывает, что Бог является прототипом всякого отцовства. В Послании к ефесянам сказано: «Для сего преклоняю колени мои пред Отцом Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле…» (3:14-15). Обратите внимание на слова «от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле». Греческое слово, переведенное как «отечество» (πατριά, патриа́), обычно означало «семейство», то есть группу людей, объединяемых общим родителем[1]. Однако сам термин «отечество» восходит к слову «отец» – так и любое отцовство во Вселенной восходит к Отцу всего творения. Любое отцовство – земное или небесное – получило свое наименование от Высшего Отца, породившего весь мир. Следовательно, все самое лучшее, что мы можем найти в любом отцовстве, берет начало от Небесного Отца и является лишь подражанием Ему.

Давайте посмотрим на библейское учение о Боге как об Отце. Обратим внимание на отцовство Бога по отношению ко всему творению, затем – более узко – по отношению к человечеству, затем – по отношению ко Христу и, наконец, рассмотрим отцовство Бога по отношению к искупленным. В каждом случае мы постараемся выделить разные аспекты Божьего отцовства, связанные как с Его заботой, так и с Его требованиями. 

 

 

Отцовство Бога по отношению ко всему творению

 

Библия учит, что Бог является отцом для всего творения – живого и неживого, одушевленного и неодушевленного. В Послании Иакова 1:17 Он назван «Отцом светов», то есть небесных светил[2]. Эта идея восходит к повествованию о сотворении солнца, луны и звезд в 1-й главе Бытия. Создав светила небесные, Бог словно бы породил их на свет и таким образом стал их отцом. А поскольку солнце, луна и звезды нередко называются «воинством небесным» (Втор. 4:19; 17:3; 4 Цар. 17:16 и др.), то с этим фактом может быть связано одно из частых наименований Бога в Ветхом Завете – Яхве Саваоф (יהוה צְבָאוֹת, йхвх цевао́т), буквально означающее «Яхве воинств»[3].

В Книге Иова Бог задает главному герою вопрос: «Есть ли у дождя отец? Или кто рождает капли росы?» (Иов. 38:28). По-видимому, подразумевается ответ, что отцом дождя является Он Сам. Слыша эти слова, Иов должен был понимать, что Бог – отец всей природы. Именовать Бога отцом мира или отцом вселенной к первому веку нашей эры вошло у иудеев в обиход, что видно из произведений Филона Александрийского[4].

 

Благословения Отца

 

Поскольку Бог является Отцом всей природы, Он относится к Своему творению так же, как отец к детям. Это проявляется в Его мудрой заботе о творении. В том самом месте, где Новый Завет называет Бога «Отцом светил», говорится о Его добрых и совершенных дарах (Иак. 1:17). Как земные отцы умеют делать своим детям хорошие подарки (ср. Матф. 7:11), так и Небесный Отец изливает на всю природу обилие благословений и наделяет ее множеством чудесных даров. Он посылает нужное количество солнечных и дождливых дней, орошает землю дождем и укрывает снегом, согревает лучами солнца и защищает от космических катаклизмов, которые могли бы уничтожить сотворенную Им жизнь. Бог посылает пищу животным, как Он говорит об этом Иову: «Ты ли ловишь добычу львице и насыщаешь молодых львов, когда они лежат в берлогах или покоятся под тенью в засаде? Кто приготовляет ворону корм его, когда птенцы его кричат к Богу, бродя без пищи?» (Иов. 38:39-41). Христос предлагал ученикам взглянуть на птиц небесных, напоминая, что Отец заботится даже о птицах: «…они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их» (Матф. 6:26). Он – заботливый Отец для всей нашей планеты.

 

Требования Отца

 

Будучи Отцом Вселенной, Бог ожидает подобающего отношения к Себе. Поскольку Он дал жизнь и ангелам, и небесным светилам, и небесам, и воде, Он имеет право требовать, чтобы вся природа Его прославляла. «Хвалите Его, все Ангелы Его, хвалите Его, все воинства Его. Хвалите Его, солнце и луна, хвалите Его, все звезды света. Хвалите Его, небеса небес и воды, которые превыше небес. Да хвалят имя Господа, ибо Он повелел, и сотворились…» (Пс. 148:2-5).

 

 

Отцовство Бога по отношению ко всем людям

 

Нередко можно услышать, что неверующий человек не может называть Бога своим Отцом, поскольку не родился от Него духовно. Иногда даже говорят, что до момента возрождения никто не имеет права молиться молитвой «Отче наш». Однако в свете полноты имеющейся у нас библейской информации это следует признать упрощением. Библия учит, что в силу факта сотворения Бог является Отцом для всего человечества, даже неверующих людей.

В первую очередь предлагаю обратить внимание на родословную Христа в Евангелии от Луки. Она не совсем обычна по нескольким причинам. Во-первых, родословные чаще всего составлялись по типу «сверху вниз», то есть от наиболее далеких предков к наиболее близким. Эта родословная идет в противоположном направлении: «снизу вверх», то есть восходя от Иисуса Христа к все более ранним поколениям. Во-вторых, эта родословная имеет самую необычную для родословных концовку (или, если ее «перевернуть» в стандартный вид, то у нее самое необычное первое звено): «…Сифов, Адамов, Божий» (Лук. 3:38). В отличие от остальных родословных, эта восходит не просто к какому-то известному человеческому предку, а к Богу. Как известно, все звенья в родословной должны быть связаны родственными отношениями. Нельзя записать в родословную деда, прадеда, а потом перескочить к совершенно чужому лицу просто потому, что тот знаменит, – такой список был бы произвольным, и его нельзя было бы назвать родословной. Однако в родословной, которую по откровению Святого Духа записал евангелист Лука, предком Адама назван Бог. Таким образом, Бог провозглашается Отцом всего человечества через Адама.

Также стоит вспомнить притчу Христа о блудном сыне. В этой притче Бог предстает в образе ждущего отца, а люди – в образе двух сыновей: старшего, который указывает на фарисеев, и младшего, отражающего поведение обычных нерелигиозных грешников. Любопытно, что не только религиозный грешник, всегда находившийся рядом с Богом, но и преступник, ушедший от Него «в далекие края», тем не менее называются детьми Небесного Отца, которых Отец готов либо принять в Свой дом, как младшего сына из притчи, либо корректировать, как старшего сына.

Апостол Павел, проповедуя перед просвещенной афинской публикой, цитирует слова древнегреческого поэта Арата (ок. 315–240 гг. до н.э.), который сказал: «Мы Его и род». Павел подхватывает эту идею, нашедшую отражение в «Феноменах» Арата, подтверждая ее как истинную: «Итак мы, будучи родом Божиим…» (Деян. 17:29). При этом он явно имеет в виду не столько иудеев, сколько язычников, поскольку обращается к эллинам и призывает их не думать, «что Божество подобно золоту или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого» (там же). Таким образом, Павел провозглашает все человечество «родом Божьим», то есть Его порождением, Его детьми.

 

Благословения Отца

 

Будучи Отцом всего человечества, Бог делится со всеми людьми Своими благими дарами. «…Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Матф. 5:45). Благословения солнца и дождя одинаково распространяются на всех людей независимо от их духовного статуса. Это милость Отца к Своим детям.

Будучи Отцом, Бог заботится о жизни всего человечества. В той же проповеди, в которой прозвучали слова «мы Его и род», апостол Павел сказал: «…мы Им живем и движемся и существуем…» Эти слова тоже относятся ко всем людям. Даже неверующий человек живет, движется и существует благодаря Небесному Отцу. В другой проповеди в галатийском городе Иконии Павел и Варнава говорили, что Бог «попустил всем народам ходить своими путями», однако не переставал милостиво заботиться о всех людях, «подавая нам с неба дожди и времена плодоносные и исполняя пищею и веселием сердца наши» (Деян. 14:16-17). То, что у человечества есть пища, и то, что у людей появляются в жизни минуты радости, счастья, успеха, – это тоже щедрые дары нашего Отца. Как сказано в 35-м псалме: «Сыны человеческие в тени крыл Твоих покойны: насыщаются от тука дома Твоего, и из потока сладостей Твоих Ты напояешь их…» (ст. 8-9).

Небесный Отец всем людям являет Свою любовь. В притче Христа о блудном сыне эта любовь показана в следующих действиях: «И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его» (Лук. 15:20). Тот факт, что отец смог увидеть сына издалека, говорит о том, что он стоял у ворот и ждал его, вероятно, каждый день с утра до вечера. Так может ждать лишь любящее сердце. Далее, Христос говорит, что отец «сжалился», то есть его душа наполнилась состраданием и милостью. Вслед за этим он не остался стоять на месте, но побежал навстречу блудному сыну, пренебрегая всеми принятыми в древневосточном обществе представлениями о чести и достоинстве. Отец пал на шею блудному сыну и целовал его еще раньше, чем тот произнесет первые слова покаяния. Все это самым ярким образом демонстрирует любовь отца к грешнику. Таким образом, Небесный Отец любит все человечество, даже самого последнего заблудшего язычника.

Было бы в корне неправильно говорить, что у Бога Отца по отношению к грешнику нет никаких чувств, кроме ненависти. И в равной степени неправильно было бы говорить, что Бог Отец любит нас только в Иисусе Христе – подразумевая, что вне Христа и голгофской жертвы не может быть никакой любви[5]. Конечно, Голгофа – это высшее выражение любви Отца ко всему миру (Иоан. 3:16), и Крест Христов – это наиболее весомое доказательство Его любви к грешникам (Рим. 5:8). Однако важно помнить, что Голгофа – это не причина отцовской любви, а, наоборот, ее следствие. Ведь это сам Отец «возлюбил мир» (Иоан. 3:16), и это именно Он доказывает Свою любовь тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками (Рим. 5:8).

 

Требования Отца

 

Будучи единственным Отцом всего человечества, Бог хочет, чтобы мы признавали Его главенство. В то время как люди склонны выдумывать себе разных богов, зачастую выкраивая их по своему образу и подобию, мы должны помнить, что «…у нас один Бог Отец, из Которого всё…» (1 Кор. 8:6). Все человечество в силу моральных обязательств перед Творцом должно признавать, что «…один Бог и Отец всех, Который над всеми…» (Еф. 4:6). Церковь же, вдобавок к этому, исповедует, что Он «…и через всех, и во всех нас» (там же), чего не могут сказать о себе язычники.

Любой отец вправе ожидать от своих детей, что они будут не только признавать его своим родителем, но и уважительно к нему относиться. «Почитай отца…» – это не только заповедь закона Моисеева, но и выражение справедливых отношений между людьми. Говоря о почтении детей к родителям, Павел напоминает: «…ибо сего требует справедливость» (Еф. 6:1). Иными словами, так нужно поступать, потому что это правильно, это справедливо. Точно так же и Небесный Отец имеет право требовать от всего человечества, чтобы Его почитали, потому что это справедливо. Непослушным израильтянам Он говорит: «Сын чтит отца и раб – господина своего; если Я отец, то где почтение ко Мне?» (Мал. 1:6). В разговоре с самарянкой – представительницей в целом неиудейского народа – Иисус подтверждает, что самаряне должны поклоняться Отцу: «…наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу» (Иоан. 4:21). Позже, находясь в Иерусалиме во время праздника, Он провозглашает почитание Отца универсальным принципом для всех людей без исключения: «…дабы все чтили Сына, как чтут Отца» (Иоан. 5:23). Небесный Отец имеет право на почитание со стороны всех народов – иудеев и язычников, эллинов и варваров, потому что Он является их Отцом по факту сотворения.

 

 

Отцовство Бога по отношению ко Христу

 

Когда мы говорим об отношении Первого Лица Троицы ко Второму Лицу, то есть об отношении божественного Отца к божественному Сыну, нужно различать два вида таких отношений. С одной стороны стоит вечное отцовство – это отношения, которые связывают Отца и Сына от вечности. С другой – промыслительное отцовство, то есть особого рода отцовско-сыновние отношения, которые существуют во время воплощения Второго Лица Троицы и земного служения Иисуса Христа. Вечное отцовство связано с божественной природой Христа, а промыслительное – в первую очередь с Его человеческой природой.

 

Вечное отцовство

 

Что касается вечного отцовства, мы должны отметить прежде всего то, что между Отцом и Сыном существует уникальное единство. Даже земных отцов дети обычно видят чаще, чем другие люди; Небесного Отца не может видеть никто, кроме Сына. «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Иоан. 1:18). Моисей однажды просил видеть славу Божью, но ему была показана лишь ее маленькая частичка – выражаясь простым человеческим языком, как бы взгляд со спины. Причина этого была объяснена так: «Лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх. 33:20). В отличие от Моисея, который, хоть и был величайшим пророком Ветхого Завета, но смотрел на Отца лишь издалека, Сын словно бы постоянно пребывает у груди Отца. Именно так лучше истолковать фразу «сущий в недре Отчем» в Ев. Иоанна 1:18[6]. Похожее выражение (на греческом языке) находим в том же Евангелии в 13:23, когда говорится, что любимый ученик Иисуса, Иоанн, возлежал у груди своего учителя.

В отличие от Моисея, который видел лишь отблески Божьей славы, Сын не только видит, но открывает нам славу Отца: «…Единородный Сын… Он явил» (Иоан. 1:18). Слава Отца была провозглашена перед Моисеем в виде Божьих качеств: «Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода» (Исх. 34:6-7). В характере и поступках Сына мы видим все качества Отца в полноте: «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу как Единородного от Отца» (Иоан. 1:14).

Далее, между Отцом и Сыном существует уникальное знание друг друга. Даже в отношении земных семей можно сказать, что отец, как правило, знает своего сына лучше, чем его могут знать другие люди. Так же и сын, как правило, знает своего земного отца лучше, чем другие люди, поэтому историки, изучая жизнь какого-либо человека, ценят возможность поговорить с его детьми. Но в отношении Божественной Троицы, недоступной человеческим органам чувств или обычным инструментам познания, это верно в еще большей степени. Отец знает Сына в совершенстве, и Сын знает Отца в совершенстве: «Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца…» (Иоан. 10:15). Другие же люди могут познать Отца и Сына лишь в той степени, в какой Сам Бог захочет им открыться. Христос говорит: «Все предано Мне Отцом Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть» (Матф. 11:27).

 

Промыслительное отцовство

 

Промыслительное отцовство Бога по отношению ко Христу проявилось во многих аспектах. Прежде всего, в земном рождении Иисуса. Поскольку рождение Мессии носило чудесный характер, Бог Отец принимал в этом самое непосредственное участие. Как было объяснено Марии: «…сила Всевышнего осенит тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божьим» (Лук. 1:35). «…Посему… наречется Сыном Божьим». Заметьте: в промыслительном смысле Иисус был назван Сыном Бога именно потому, что Его человеческий зародыш был чудесным образом сотворен силой Отца[7]. В этом смысле Иисус был особым Сыном Божьим, по своему происхождению отличающимся от остальных людей.

 

Требования Отца

 

Подобно тому как земные отцы часто определяют карьеру или направление деятельности своих детей, Отец определил конечную цель, ради которой Иисус пришел на землю. Иисус прекрасно знал об этой цели и внутренне был готов принять ее: «Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (Иоан. 18:11). Однако Бог Отец не принуждал Иисуса к крестной жертве насильно. Как мудрый наставник, Он обозначил благую цель и ожидал, что Сын пойдет к этой цели добровольно. Сам Христос сказал об этом так: «Никто не отнимает ее [жизнь] у Меня, но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее. Сию заповедь получил Я от Отца Моего» (Иоан. 10:18).

Отец давал Христу заповеди и повеления, и Христос был настроен на то, чтобы всегда повиноваться Его воле: «…ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» (Иоан. 6:38).

Многие из нас не раз могли наблюдать, как земные дети подражают своим отцам: встают в такую же позу, перенимают мимику и тон голоса, повторяют те же слова. Дети часто делают это неосознанно. Но поскольку Отец Иисуса был совершенен и в высшей мере достоин подражания, наш Господь осознанно подражал Ему во всем. Он подражал Ему в речи: «Я говорю то, что видел у Отца Моего; а вы делаете то, что видели у отца вашего» (Иоан. 8:38). Он подражал Ему в делах: «На это Иисус сказал: “Истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также» (Иоан. 5:19). Интересно, что Отец специально показывал Иисусу Свои дела, с тем чтобы Иисус мог их повторять. Это объясняется любовью Отца к Сыну: «Ибо Отец любит Сына и показывает Ему все, что творит Сам; и покажет Ему дела больше сих, так что вы удивитесь» (ст. 20).

 

Благословения Отца

 

Одна из самых больших радостей в жизни ребенка и одно из самых ценных благ, которое может дать ему отец, – это просто находиться рядом. Это внушает ребенку чувство безопасности и наполняет его сердце уверенностью. Хотя по Своей божественной сущности Христос вряд ли нуждался в какой-то особой поддержке, в промыслительном плане воплощенный Сын имел способность скорбеть и тосковать (Матф. 26:37-38) и потому, несомненно, нуждался в удостоверяющем и успокаивающем присутствии Своего Отца. И Небесный Отец никогда не покидал Его. Христос мог сказать: «Пославший Меня есть со Мною; Отец не оставил Меня одного, ибо Я всегда делаю то, что Ему угодно» (Иоан. 8:29).

Иисус любил Своего Небесного Отца и постоянно пребывал в общении с Ним. Он то и дело разговаривал с Ним, иногда на глазах у людей: «“Отче! Прославь имя Твое”. Тогда пришел с неба глас: “И прославил и еще прославлю”. Народ, стоявший и слышавший то, говорил: “Это гром”; а другие говорили: “Ангел говорил Ему”» (Иоан. 12:28-29). Но чаще Иисус общался с Отцом в уединенной молитве. За этим занятием Он мог провести целую ночь: «В те дни взошел Он на гору помолиться и пробыл всю ночь в молитве к Богу» (Лук. 6:12). Это говорит о том, как горячо Он дорожил общением со Своим Отцом и как сильно стремился к этому.

Отец любил Своего Сына и всегда был готов прийти к Нему на помощь. Когда против Христа пришла когорта римских легионеров, Он сказал Петру: «…или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (Матф. 26:53). Если Отец не послал Ему помощи, то не из-за недостатка сострадания к Сыну, а ради того, чтобы совершилось искупление других Его детей (ср. ст. 54: «Как же сбудутся Писания, что так должно быть?»).

Приняв человеческую природу, Христос нуждался в обучении и формировании характера, и Отец работал над Его воспитанием. На это указывает Послание к евреям 5:8, где сказано: «…хотя Он и Сын, однако страданиями навык [т.е. научился] послушанию». Отец учил Своего единородного Сына через страдания (ср. Евр. 2:10).

В древности одной из прерогатив отца было помочь своему сыну создать семью, поэтому отец принимал участие в поиске невесты[8] и организации брачного пира[9]. Сходным образом Небесный Отец помогает Своему Небесному Сыну приобрести невесту – Церковь и обещает в будущем организовать для Него брачный пир. На это намекает Христос, когда говорит: «Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего» (Матф. 26:29)[10].

Между отцом и сыновьями в древнем мире, как правило, наблюдалась определенная социальная преемственность. Если отец в Римской империи был сенаторского сословия, то и сын становился сенатором. Так и между Небесным Отцом и Христом наблюдается преемственность в статусе – как Отец стоит выше ангелов, так и Сына поставил выше них: «Ибо кому когда из Ангелов сказал Бог: “Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя?” И еще: “Я буду Ему Отцом, и Он будет Мне Сыном?”» (Евр. 1:5; ср. ст. 13). На тот же самый вопрос можно посмотреть и с другой стороны – функциональной: отец обучал своих детей тому, что умел делать сам. К примеру, если отец занимался плотницким ремеслом, то он обучал своих детей именно этому делу. Так и между Небесным Отцом и Христом видна преемственность в функциях. В частности, Отец как «Судия всей земли» (Быт. 18:25) передает Сыну право совершать суд: «И дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий» (Иоан. 5:27). Как имеющий власть животворить Он дал и Сыну власть животворить: «Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе» (Иоан. 5:26). Да и все, что связано со спасением людей, Отец отдал во власть Своего Сына: «Отец любит Сына и все дал в руку Его» (Иоан. 3:35)[11].

В древнем обществе было принято, чтобы отец собирал для детей наследство[12]. Так и Небесный Отец приготовил для Своего Сына большое и славное наследство – будущее Тысячелетнее Царство. Царство завещано Иисусу Отцом, подобно тому как родители завещают детям имущество: «…Я завещаю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство…» (Лук. 22:29).

 

 

Отцовство Бога по отношению к искупленным

 

Хотя все люди, как уже обсуждалось выше, являются детьми Небесного Отца по факту сотворения, верующие вдобавок к этому становятся Божьими детьми в совершенно особом, духовном смысле. Они получили от Отца не только физическую, но и духовную жизнь, как говорит об этом Иаков: «Восхотев, родил Он нас словом истины, чтобы нам быть некоторым начатком Его созданий» (Иак. 1:18). Новое, духовное рождение происходит через веру в Иисуса Христа: «А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (Иоан. 1:12-13).

 

Требования Отца

 

Нашему Небесному Отцу принадлежит право определять наше предназначение и жизненную цель. И эта цель заключается в том, чтобы жить для Него, служа Ему и прославляя Его. Как пишет апостол Павел: «…но у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него…» (1 Кор. 8:6). Обратите внимание на слова «мы для Него». Мы были возрождены к новой жизни и искуплены от смерти не для того, чтобы жить для себя. Мы существуем – «для Него».

Отец дает нам наставления, заповеди и советы, при помощи которых Он нас воспитывает и исправляет. Апостол Иоанн напоминал адресатам своего Второго послания, что «мы получили заповедь от Отца» (ст. 4). Как всякие законные дети, мы не остаемся без наставления и определенных распоряжений, которые дает нам Отец.

Как земные отцы требуют от своих детей послушания, так и Небесный Отец ожидает, что мы будем послушны Ему[13]: «Как послушные дети, не сообразуйтесь с прежними похотями, бывшими в неведении вашем…» (1 Пет. 1:14). Наше послушание должно проявляться в отделении от всего греховного: «…но, по примеру призвавшего вас Святого, и сами будьте святы во всех поступках» (там же, ст. 15). Ирония в том, что Тот, Кого мы называем Отцом, является Судьей всей Вселенной. Причем Он не такой судья, который закрывал бы глаза на преступления своих детей и попустительствовал бы их проказам. Напротив, Он такой Судья, Который ставит Свой закон незыблемым мерилом и Который судит всех абсолютно справедливо и нелицеприятно в соответствии с этим стандартом. Так насколько же более мы должны быть послушны! Как пишет Петр: «И если вы называете Отцом Того, Который нелицеприятно судит каждого по делам, то со страхом проводите время странствования вашего» (1 Пет. 1:17).

Вслед за увещанием не смешивать храм Божий с идолами, не объединять Христа и Велиара, то есть не сливаться с людьми этого мира в каком-либо тесном союзе (2 Кор. 6:14-16), апостол Павел говорит от лица Господа: «И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я приму вас. И буду вам Отцом, и вы будете Моими сыновьями и дочерьми, говорит Господь Вседержитель» (ст. 17-18). Похоже, что призыв выйти и отделиться взят из Книги пророка Исаии 52:11, где Бог призывает Свой народ выйти из Вавилона и не прикасаться к нечистому[14]. Павел применяет этот призыв метафорически к нравственной жизни верующих, указывая на то, что они должны отделиться от мира в духовном смысле и не оскверняться грехом, который превалирует в мирском обществе. Божий призыв завершается обещанием: «И буду вам Отцом, и вы будете Моими сыновьями и дочерьми…» (ст. 18). Наиболее вероятно, что данное обещание отталкивается от того, что сказано в песни Моисея в 32-й главе Второзакония[15]. Там говорится, что Бог «в негодовании пренебрег сынов Своих и дочерей Своих» (Втор. 32:19; курсив наш. – А. П.) из-за того, что они смешались с иными народами и заразились их идолопоклонством. Это «пренебрежение» выразилось в наказании израильского народа Небесным Отцом. Соответственно, увещая христиан отделиться от мирского идолопоклонства, апостол Павел сопровождает свое увещание обратным утверждением: когда мы отвергаем идолов, Бог снова принимает нас как Отец, и мы можем беспрепятственно наслаждаться своим положением «сыновей и дочерей».

Наше послушание заповедям Отца должно быть основано не столько на страхе перед наказанием, сколько на желании уподобляться Отцу, то есть быть похожими на Него в своих поступках и характере. Это видно из того, что заповеди, которые даются христианам в Новом Завете, часто сопровождаются сравнением нашего поведения с делами Отца. Так, Петр пишет: «…по примеру призвавшего вас Святого, и сами будьте святы во всех поступках. Ибо написано: будьте святы, потому что Я свят» (1 Пет. 1:15-16). Сходным образом, Христос учил: «Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего… и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым» (Лук. 6:35). Если земные дети послушны отцу только из страха перед наказанием, то все их послушание будет улетучиваться, как только отец отведет взгляд. Если же они послушны отцу из-за того, что хотят быть похожими на него, то они будут поступать правильно, даже оставшись в полном одиночестве. Конечно, мы никогда не можем укрыться от взора нашего Небесного Отца, который напоминает нам: «…око Мое над тобою» (Пс. 31:8), однако боязнь неприятных последствий – это не самый лучший мотив для нашего послушания Отцу.

В Нагорной проповеди Иисус устанавливает для нас высочайший нравственный идеал: «Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Матф. 5:48). Этот идеал не мог бы вызывать у нас ничего, кроме отчаяния, если бы не обещание нашего Отца, что однажды Он Сам сделает нас такими, как Он: «Возлюбленные! Мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть (1 Иоан. 3:2).

 

Благословения Отца

 

Одно из благословений, которые обретают верующие, – это возможность знать своего Отца. Важность этого хорошо понимают сироты и отказники, которые чувствуют себя как перекати-поле, не имея корня и преемственности в мире. Знать своего отца – это счастье в той степени, в какой отец достоин знакомства с ним и подражания ему. Поскольку наш Небесный Отец достоин этого в высшей степени, знать Его – величайшее счастье. И верующим дана эта радость: «Пишу вам, отроки, потому что вы познали Отца» (1 Иоан. 2:13).

К счастью, наш Отец не только сообщает нам информацию о Себе, но и побуждает общаться с Ним, обращаясь к Нему в молитве. Он дал нам Духа Святого, который свидетельствует нам о нашем сыновстве и с помощью Которого мы можем взывать к Отцу: «Авва, Отче!» (Рим. 8:15). Дух Святой называется Духом Сына Его[16], поэтому Он пробуждает в нас те же сыновние чувства по отношению к Отцу, что и у Иисуса Христа: «А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: “Авва, Отче!”» (Гал. 4:6).

Подобно тому как любвеобильный родитель с радостью бежит навстречу детям, обнимает их и называет ласковыми именами, Отец изливает на нас Свою любовь, называя Своими детьми и позволяя пользоваться всеми благами нашего сыновнего положения. «Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божьими» (1 Иоан. 3:1).

Как мы увидели выше, Небесный Отец воспитывал даже Единородного Сына Иисуса Христа, посылая в Его жизни различные страдания. Не оставляет Он без воспитания и нас. Это важный элемент отцовской любви. Писание говорит: «Ибо Господь, кого любит, того наказывает…» (Евр. 12:6а). Поскольку Господь заботится о формировании нашего характера, без наказания не остается ни один Божий ребенок: «…бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец?» (ст. 6б-7). В земных семьях бывает, что родители не берутся за наказание детей. Вам хорошо знакома такая ситуация: у вас на глазах ватага ребятишек ведет себя отвратительно, нарушая все ваши запреты и подвергая опасности себя и чужое имущество, но вы их не наказываете! Когда такое случается? – Когда это чужие дети! Так же поступает и Господь: «Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны» (ст. 8). Божье наказание неизменно направлено на наше благо: «[Земные родители] наказывали нас по своему произволу для немногих дней; а Сей – для пользы, чтобы нам иметь участие в святости Его» (ст. 10).

Впрочем, даже наказывает Своих детей Господь не в гневе, а в милости. Своим наказанием Он не мстит, а воспитывает нас, не платит по заслугам, а исправляет. «Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив: не до конца гневается, и не вовек негодует. Не по беззакониям нашим сотворил нам, и не по грехам нашим воздал нам…» (Пс. 102:8-10). Даже когда мы заслуживаем наказания, Он готов прощать: «…ибо как высоко небо над землею, так велика милость Господа к боящимся Его; как далеко восток от запада, так удалил Он от нас беззакония наши…» (ст. 11-12). И Он явно не наказывает нас так часто и так сильно, как мы того заслуживаем. Я помню, как в раннем детстве мы наказывали своего сына, но потом, когда он в целом приучился к послушанию, за какую-то провинность его не наказали. Он со слезами на глазах посмотрел тогда на нас и сказал: «Вы меня не накажете? Значит, вы меня любите?» Сердце отца не могло не растаять. Даже земные отцы милуют своих детей, тем более наш Небесный Отец: «…как отец милует сынов, так милует Господь боящихся Его» (ст. 13).

Наш Отец не только наказывает плохие поступки Своих детей, но и вознаграждает хорошие. Когда мы поступаем угодным Ему образом и делаем что-то, заслуживающее поощрения, – говорит Христос, – «…Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Матф. 6:4).

Однако Его дары не ограничены нашими добрыми поступками. Как и земные отцы дарят подарки детям по поводу и без повода, наш Небесный Отец посылает нам благословения даже тогда, когда мы этого не заслуживаем. «Итак если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Матф. 7:11)[17].

Небесный Отец заботится о нуждах Своих детей. Он знает, в чем мы имеем нужду, и посылает нам то, что полезно и необходимо: «…ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Матф. 6:8; ср. ст. 32). Он заботится даже о наших самых приземленных повседневных нуждах, поэтому мы можем не тревожиться о своем будущем, уповая на Него: «Итак, не ищите, что вам есть или что пить, и не беспокойтесь, потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том…» (Лук. 12:29-30).

Обретая духовное рождение, мы входим в духовную семью, в которой у нас есть не только Отец, но и братья и сестры. Христос однажды сказал: «…кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь» (Матф. 12:50). Если мы любим Отца, то будем любить и других Его детей: «…всякий, любящий Родившего, любит и рожденного от Него. Что мы любим детей Божиих, узнаем из того, когда любим Бога и соблюдаем заповеди Его» (1 Иоан. 5:1-2).

Мы уже обсуждали выше, что Отец приготовил для Своего Единородного Сына наследство. Через Христа Он вводит в это наследство и нас. Указывая на это, апостол Павел призывает верующих «…[благодарить] Бога и Отца, призвавшего нас к участию в наследии святых во свете…» (Кол. 1:12). Это наследство неразрывно связано с будущим Царством Иисуса Христа: «…избавившего нас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего…» (ст. 13). Это то самое Царство, которое было завещано Отцом Иисусу и которое Иисус завещал нам – Царство, в котором исполнятся обещания, данные Израилю: «…Я завещаю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство, да едите и пьете за трапезою Моею в Царстве Моем, и сядете на престолах судить двенадцать колен Израилевых» (Лук. 22:29-30).

В древности на Ближнем Востоке глава дома в преддверии свадьбы своего сына предоставлял ему место для строительства жилья. Сын должен был построить над домом второй этаж либо пристроить новое помещение к первому этажу. В эту новую обитель он должен был после свадьбы ввести свою невесту. Поскольку Церковь метафорически сравнивается с Невестой Христа, Иисус ссылается на этот обычай: «В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: “Я иду приготовить место вам”» (Иоан. 14:2). Христос поступил бы так же, как земные женихи, готовя место для Своей невесты. Однако в этом нет нужды, поскольку в доме Отца уже приготовлено много обителей, в которых будут жить все спасенные[18]. Место в доме Отца – это тоже часть нашего наследия как искупленных детей Божьих.

 

Заключение

 

Итак, мы рассмотрели отцовство Бога по отношению ко всему творению, к человечеству в целом, ко Христу и, наконец, к искупленным. Смотря на все, что для нас делает и чем для нас является Бог, мы понимаем, что Его отцовство – уникальное. Иными словами, нет никого и ничего, что могло бы заменить отношения с Небесным Отцом или что могло бы сравниться с Ним по значимости. Он – незаменим и неповторим. В этом смысле Христос говорит: «…и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах» (Матф. 23:9). Будем повиноваться Ему и каждый день наслаждаться общением с Ним!

 

 

 

[1] Gottlob Schrenk. Πατήρ, Πατρῷος, Πατριά, Ἀπάτωρ, Πατρικός // Theological Dictionary of the New Testament / Ed. Gerhard Kittel, Geoffrey W. Bromiley, and Gerhard Friedrich. Grand Rapids: Eerdmans, 1964. P. 1017.

[2] Слово «свет» употреблено в этом стихе во множественном числе, что указывает на то, что речь идет не просто об абстрактном свете, а о небесных светилах. Ср. Ralph P. Martin. James. Word Biblical Commentary, vol. 48. Dallas: Word, 1998. P. 38; Kurt A. Richardson. James. New American Commentary, vol. 36. Nashville: Broadman & Holman, 1997. P. 85.

[3] Ср. The Hebrew and Aramaic Lexicon of the Old Testament: 5 vols. / Ed. Koehler L. and Baumgartner W. / Rev. Baumgartner W. and Stamm J. / Trans. Richardson M. Leiden, The Netherlands: Brill, 1994. P. 994–997.

[4] Philo of Alexandria. De Specialibus Legibus 1.96 // The Works of Philo: Complete and Unabridged. Peabody, MA: Hendrickson, 1995. P. 543; ср. Idem. De Ebrietate 81 // Ibid. P. 213.

[5] Этот момент более подробно обсуждает Sinclair B. Ferguson. The Whole Christ: Legalism, Antinomianism, and Gospel Assurance—Why the Marrow Controversy Still Matters. Wheaton, IL: Crossway, 2016. P. 64–68. В частности, он пишет: «Не нужно путать истину о том, что наши грехи прощены только благодаря смерти и воскресению Христа, с совершенно иной мыслью – что Бог любит нас только благодаря смерти и воскресению Христа. Нет, Он любил нас с самого начала и поэтому послал Своего Сына, Который пришел добровольно, чтобы умереть за нас» (Ibid. P. 66; перевод наш. – А. П.).

[6] George R. Beasley-Murray. John. Word Biblical Commentary, vol. 36. Dallas: Word, 2002. P. 16.

[7] Появление на свет Иисуса коренным образом отличалось от появления всех остальных людей, кроме Адама. Адам был особым образом сотворен Богом, так и человеческая природа Иисуса тоже была особым образом сотворена Богом, поэтому Иисус называется вторым, или последним, Адамом (1 Кор. 15:45). Многие богословы считают, что именно благодаря чудесному сотворению Иисус не унаследовал первородного греха или греховной природы, передающейся всем людям от Адама (напр., Gordon R. Lewis and Bruce Demarest. Integrative Theology: 3 vols. Grand Rapids: Zondervan, 1996. V. 2. P. 273).

[8] Ср. Быт. 24:2-9; Суд. 14:3, 10.

[9] Ср. Матф. 22:2.

[10] Метафора жениха, невесты и брачного пира часто обыгрывается в Писании в отношении Христа и Церкви (напр., Иоан. 3:29; Матф. 22:1-14; Еф. 5:31-32).

[11] Судя по контексту, речь может идти о власти давать жизнь вечную (см. 3:16-17, 36). Ср. утверждения о власти Сына в отношении спасения в других местах: Матф. 11:27; 1 Иоан. 5:20; Еф. 1:22.  

[12] Ср. 2 Кор. 12:14; Лук. 15:12.

[13] Ср. Флойд Х. Баракман. Практическая христианская теология. М.: Духовное возрождение, 2002. С. 217.

[14] Ralph P. Martin. 2 Corinthians. Word Biblical Commentary, vol. 40. Dallas: Word, 1998. P. 205.

[15] David E. Garland. 2 Corinthians. New American Commentary, vol. 29. Nashville: Broadman & Holman, 1999. P. 340–341. Другое предположение связывает этот стих с обещанием, которое дается царю в Давидовом завете (2 Цар. 7:14; ср. Martin. 2 Corinthians. P. 206–207), однако в последнем случае ассоциация со 2 Коринфянам более далекая.

[16] В других местах – Духом Христовым (1 Пет. 1:11; Рим. 8:9).

[17] В Лук. 11:13 также содержится обещание, что Отец даст Духа Святого просящим у Него.

[18] Западная традиция толкования очень часто читает концовку стиха не как новую прямую речь, а как продолжение предыдущей. Получается: «В доме Отца Моего обителей много, а если бы не так, Я сказал бы вам [об этом], ибо Я иду приготовить место вам» (напр., NASB, NIV, NET и др.). Однако, на наш взгляд, сочетание глагола речи εἶπον с союзом ὅτι, стандартно вводящим прямую речь, лучше всего согласуется с прочтением Синодального перевода.

Актуальные документы
Работает на Cornerstone