ТеоБлогия>Притчи и женщины: "Премудрость возглашает на улице"
 

Притчи и женщины: "Премудрость возглашает на улице"

Николай Лелиовский для Тео(Б)логия

Притчи и женщины: "Премудрость возглашает на улице"

После значительного перерыва хотел бы вернуться к поднятой ранее теме о женщинах в притчах. В первом и втором постинге мы поговорили как об упоминании о сильной женщине, так и роли женщин в книге Притч. В первой главе (1:20-33) происходит очень яркая встреча с мудростью, олицетворенной в образе женщины.  

Её речь представлена в форме хиазма, центром которого является осуждающие слова в адрес глупцов, опрометчиво пренебрегших её призывом: 

A       Обращение мудрости к слушателям (1:20–21)

         Б       Слова мудрости к глупцам (1:22)

                  В       Приглашение мудрости (1:23)

                           Г       Отказ от предложения мудрости (1:24–25)

                                    Д       Осуждающие слова мудрости (1:26–27)

                           Г′       Реакция мудрости на отказ от неё (1:28–30)

                  В′      Последствия отказа от приглашения мудрости (1:31)

         Б′      Слова мудрости о погибели глупцов (1:32)

A′      Обращение мудрости к слушателям (1:33).[1] 

Рой Цук хорошо обобщает этот отрывок: 

Как пророчица, она возглашает на улицах, по которым блуждают люди, на площадях, куда приходят, чтобы покупать и продавать, и у ворот, где заключаются сделки (1:20–21). Она вразумляет «невежд», любящих невежество, «буйных», услаждающихся буйством, и «глупцов», ненавидящих знание (ст. 22). Так как они отказались прислушаться к её призывам (ст. 23–25), она не услышит их зова о помощи, когда их постигнет бедствие (ст. 26–27). Их пренебрежение мудростью повлечет за собой то, что мудрость проигнорирует их в ответ. Нежелание иметь страх Господень и презрительный отказ от мудрости (ст. 28–30) станут причиной того, что они будут дорого расплачиваться за содеянное («от плодов путей своих» ст. 31), включая смерть (ст. 32).[2]  

Персонификация мудрости в образе женщины также будет использована в гл. 8 и 9 (где её соперницей будет Глупая женщина). Толкователи придерживаются разных взглядов в отношении происхождения и предназначения олицетворения мудрости в образе женщины. В следующий раз мы поговорим о том, почему автор Притч использовал именно женский образ и о том, что было бы потеряно, если бы мудрость предстала в образе мужчины. 


[1] Phyllis Trible, “Wisdom Builds a Poem: The Architecture of Proverbs 1:20–33,” JBL 94 [1975]: 509–18.

[2] A Biblical Theology of the Old Testament, 335.

Работает на Cornerstone